Кинжал с рюмкой: Николай II любил носить холодное оружие

Кинжал с рюмкой: Николай II любил носить холодное оружие

Однажды я просматривал старые пожелтевшие фотографии и на одной из них увидел необычный кинжал. Необычно в нем было все: и его листовидная форма, и клинок, немного расширяющийся ближе к кончику, и то, что прямо в теле клинка, посередине, шел ряд сквозных отверстий. Кроме того, на ножнах кинжала было небольшое отделение, в котором хранился обычный столовый нож, а на рукоятке была закреплена небольшая серебряная рюмка.

Фото автора.

Судя по подписи к этой фотографии, кинжал принадлежал очень известному человеку и охотнику — Николаю II.

На самой небольшой фотографии разглядеть, что это за кинжал, кем изготовлен и какую функцию выполнял, было почти невозможно, и я решил побольше узнать об этом интересном предмете.

Потратив немало времени, я нашел в интернете не один, а несколько вариантов этого кинжала, и все они были похожи, но в то же время отличались друг от друга.

Стало понятно, что производился кинжал хоть и небольшими, но сериями.

На одних фотографиях я видел явно новодельный, а может, даже и поддельный под оригинал предмет, на других — похожий на исходник кинжал, причем на нем мне удалось рассмотреть клеймо: «ШАФЪ СЫНОВЪЯ С.ПЕТЕРБУРГ» и двуглавого орла над надписью.

 

На дне рюмки стоит клеймо Шафа с неполным названием фирмы и двуглавым орлом. Это вызывает вопросы. Фото автора.

Надо сказать, «Шаф и сыновья» — это известная и авторитетная фирма. Ее история в России началась в начале XIX века, в 1814 году, когда основатель династии Вильгельм Николас Шаф приехал с тремя сыновьями в Россию по договоренности со Златоустовским заводом для обучения русских мастеров украшению клинков.

Вильгельм и Людвиг занимались золочением и травлением, а два других сына были подмастерьями и специалистами по изготовлению ножен для холодного оружия. Собственно, это единственное, что мне было известно о том договоре.

До этого Шаф украшал клинки особым способом гравировки и позолоты. По разным данным, в Златоусте у семьи Шаф что-то не сложилось. По одной версии им было нечему научить златоустовских мастеров, которые и сами хорошо умели украшать оружие.

По другой — Шафы саботировали процесс обучения и всячески препятствовали передаче технологии украшения клинков.

Это, конечно, странно, ведь для этого они и ехали в Златоуст. Но поверить, что Шафам нечего было рассказать русским мастерам, тоже трудно, иначе возникает вопрос: зачем их вообще пригласили?

 

Фото автора.

Так или иначе, но в 1824 году Шафы покидают Златоуст и отправляются в Санкт-Петербург, где и открывают свою мастерскую по производству холодного оружия, как бы сейчас сказали, высокого разбора.

Хотя производство оружия было достаточно успешным и оно поставлялось даже ко двору императора, получить официальный статус «Поставщика Двора Его Императорского Величества», а с ним и право использовать двуглавого орла на клейме и на вывеске магазина потребовало огромных усилий и времени.

Только в 1880 году клинки оружия мастерской Шафа перестали клеймиться как H.SCHAAF и получили двуглавого орла и уже знакомую нам надпись «ШАФЪ СЫНОВЪЯ С.ПЕТЕРБУРГ». Так что наш нож мы можем смело датировать как произведенный позднее 1880 года.

Компания Шафа выпускала как длинноклинковое оружие, так и ножи и кинжалы. Особенно много можно найти больших, как их иногда называют, медвежьих кинжалов. Но нас сейчас интересует один-единственный.

Кинжал этот большого размера: общая длина 300 мм, длина клинка 185 мм, ширина 48 мм, толщина у рукояти 6 мм.

Как сказано выше, сам клинок двухлезвенный, кинжального типа листовидной формы. Достаточно массивный, он тем не менее изящен и аккуратен.

 

Кончик кинжала на некоторых экземплярах имеет заметное утолщение. Подобный элемент свойствен холодному оружию, которое предназначено для пробивания твердых предметов, например доспехов. Такое утолщение не позволяет кончику кинжала сгибаться и уменьшает вероятность выкрашивания лезвия. Фото автора.

Интересно, что посередине клинка сделана небольшая ложбинка и по центру выполнен ряд отверстий. Их функциональность не совсем понятна, но вряд ли они сделаны для того, чтобы клинок не залипал в теле, как предполагают некоторые специалисты.

Скорее, у кинжала была чисто декоративная функция. Об этом говорят и крупные вензеля Николая II на основании клинка с одной стороны и двуглавый фактурный орел с другой.

Подобное оружие носит обычно статусный характер, тем забавнее видеть на нем обыкновенный столовый нож, совершенно обычный по форме, без украшений, гармонирующий с самим кинжалом только стилем оформления. Крестовина в виде ромба, без изгибов.

Рукоятка выполнена из двух половинок, приклепанных к самому клинку, конструкция, по-видимому, очень прочная.

Завершает рукоятку навершие, на которое крепится необычный для кинжалов предмет — рюмка. Вопрос, зачем навешивать на кинжал такие предметы, как столовый нож и рюмка, остается без ответа.

Если представить, что это столовый набор, то возникает новый вопрос: куда девалась вилка? Подобные гарнитуры, включающие кинжал, небольшой нож и двурогую вилку, были популярны в Шотландии, но до нас эта мода не дошла.

Сначала мне показалось, что рюмка просто надевается на навершие и держится на нем за счет трения, но такое крепление — это почти стопроцентная вероятность потерять полезный предмет.

Внимательный осмотр выявил на рюмке небольшой зуб, а на навершии проточку, с помощью которой рюмка фиксируется на рукоятке кинжала.

 

Фото автора.

Ножны кинжала деревянные, с металлическим устьем и нижней частью, обтянутой кожей. Слева и справа два металлических кольца для подвеса. На передней части расположены небольшие ножны для вспомогательного ножа. Сам кинжал держится в ножнах за счет трения.

Интересно, что крестовина при этом запирает вспомогательный нож и не дает ему выпасть.

Любопытно устроен кончик кинжала. На одних это просто сведенное лезвие, на других просматривается явное утолщение, которое может быть полезно только при пробивании чего-то очень прочного.

Обычно такие элементы наблюдаются у боевого оружия, предназначенного для пробивания доспехов и лат. Для охотничьего клинка такое устройство нехарактерно, хотя, конечно, при добивании зверя оно может быть полезно, поскольку не боится попадания по кости.

Трудно сказать, насколько такой кинжал полезен на охоте. Да, он красив и, наверное, уместен ближе к обеду.

Но предназначен ли для добивания зверя или других охотничьих ратных дел? К сожалению, не только отзывов об этом кинжале не удалось найти, но и фотографий, на которых бы Николай II был снят с этим или подобным кинжалом.

Снимков, где император держит в руках кавказский, или казачий кинжал, много (кстати, это подтверждает тот факт, что Николай II любил носить холодное оружие). Сам кинжал можно найти на различных аукционах в интернете.

Причем исполнение артефактов сильно разнится от очень похожего на оригинал, до смутно напоминающего его, как будто автор рисовал по памяти то, что видел лишь мельком.

 

Фото автора.

Конечно, если подобный кинжал был изготовлен мастерской Шафа и вручен императору, то несомненно, мастерская сделала бы серию подобных клинков, поскольку многие хотели иметь оригинальный кинжал, «как у императора».

При этом фирма Шафа вряд ли бы стала делать эти кинжалы разнообразными, а постаралась бы максимально точно повторить тот самый клинок.

Надо вспомнить, что Николай II вел подробные дневники и отмечал, сколько и кого добыл на охоте.

К сожалению, в его записях нет упоминаний об оружии, которое он использовал. А это затрудняет составление списка арсенала огнестрельного и холодного оружия последнего императора
России.

Семен Морозов
20 марта 2019 в 06:13


Источник

Весна подарила полный набор трофеев

Весна подарила полный набор трофеев

Не было бы счастья, да несчастье помогло. Эту поговорку с некоторой натяжкой можно применить к популяции тетерева в центральных областях России. Постоянное снижение численности тетеревов до середины 1980-х годов сменилось стабильным ростом.

фото: Семина Михаила

Развал сельского хозяйства и, как следствие, практически полное отсутствие химизации сельскохозяйственных угодий способствовало восстановлению и росту поголовья тетеревов – птиц, образ жизни которых тесно связан с открытыми пространствами полей и лугов.

Уменьшение количества кабанов – любителей полакомиться кладкой яиц и птенцами тетеревиных, также сказалось положительно на численности тетерева, к радости владельцев легавых, поклонников подружейной охоты.

Возобновились старые и появились новые токовища. Весенний лес наполнился чуфыканьем и бормотаньем токующих птиц.

Некоторые тока стали насчитывать два-три десятка и более тетеревов. Появилась возможность добыть краснобрового лесного красавца, на исконно русской охоте «тетерев на току».

Переславль-Залесский, колыбель русского флота, события двадцатилетней давности. Прилегающие леса еще полны боровой дичи, но былого изобилия уже нет. Тока тетеревов редко собирают больше пяти-шести петухов.

Подготовленные шалаши на токовищах заняты руководящим составом Министерства обороны, и пришлось охотиться на удаленных полях, без приготовленных скрадков.

Затемно с районным охотоведом, пройдя около семи километров, устроились на уединенном лесном поле. Мой товарищ в стогу, я же в остатках копны; из-за малого количества сена пришлось улечься на сухую траву, а мой напарник навалил на меня соломы и сена.

Полностью замаскировавшись, только пара сантиметров ствола торчит из сухой травы, жду подлета тетеревов. Проходит час, другой, и закрадывающееся сомнение в правильности выбора места охоты развеивает с шумом подлетевший токовик. Оглядевшись, петух забормотал, закружился, чуфыкая.

Сдерживая волнение от мысли о предстоящем выстреле, жду подлета других тетеревов, первого, главного, токовика стрелять не принято. Лежу, не двигаюсь. Вдруг косач насторожился, уставился на кончик ствола.

Мгновенье, хлопанье крыльев – и петуха след простыл. Тетерев – самая осторожная птица из боровой дичи. Остается только ждать, хотя надежды уже практически нет.

Стало светать, сон навалился, и я впал в приятную дрему, лежа в теплой копне душистой травы. Из оцепенения меня вывел истошный крик моего напарника: «Тетерева, стреляй!»

Вскакиваю из укрытия и сквозь клочки разлетающегося сена слышу и вижу проносящуюся над головой стаю тетеревов. Выбираю черно-белых косачей и два раза бью в угон. Облако пуха опускается на прошлогоднюю стерню, а стая, провожаемая взглядом, удаляется в сторону леса.

Разочарование сменяется ликованием, когда уже в конце поля два косача с секундным интервалом отделяются от стаи и падают на землю. В предрассветных сумерках далеко на краю поля белеют подхвостья добытых тетеревов. До сбитых петухов пришлось пройти шагов двести.

Косач – птица очень крепкая на рану. Весенняя охота на току требует кучно бьющее ружье с резким боем и патроны с дробью № 3,4. С восходом солнца тетерева продолжали токовать, разлетевшись по окраинам полей, сидя на деревьях. Охотовед показал высший класс скрадывания, добыв токующего на березе петуха с подхода.

Вечером на поляне, в ожидании тяги вальдшнепа, развлекался, подманивая активно откликающегося на манок рябчика. Даже подманивал немного фальшиво, но рябчик весной отзывается, и это хорошая школа научиться правильно манить, чтобы не сплоховать осенью, когда охота на него будет разрешена. Вечер тихий, но тяги все нет.

Наконец характерное хорканье, но вальдшнеп проходит далеко стороной. Бросаю вверх и вперед кожаную кепку. Вальдшнеп резко поворачивает, принимая кепку за вспархивающую самку, и подлетает на выстрел. Ударил семеркой, и лесной кулик прибавился к добытым утром тетеревам.

Второе утро безуспешно пытаемся добыть скрадом токующих по деревьям косачей. Тока оказались разогнаны, и птицы разлетелись по лесу, токуя где попало. Подойти к увлекшемуся токованием чуфыкающему петуху мешали рассевшиеся на ветках вокруг косача тетерки.

Подкрадываясь к очередному тетереву, усевшемуся на березе у разлившегося ручья, поднимаю селезня. Решение, что лучше синица в руках, чем … пришло мгновенно, и красавец с изумрудной головой и шоколадной шеей приятно оттягивает плечо.

Солнце высоко, пора домой, но, похоже, мы заблудились. Охотовед по каким-то только ему понятным признакам определяет направление, и мы уже около двух часов тащимся по незнакомым местам.

Выходим на моховую низину, поросшую невысокими сосенками. Хлюпаем по весенним лужам, перебираясь через мох в сторону высокого леса. Уже подходим к краю низины, грохот крыльев взлетевшего буквально из-под ног огромного глухаря заставил сорвать с плеча ружье с четверкой в стволах.

Второй выстрел не понадобился, после первого петушина камнем свалился на кочку, молотя крыльями поросли прошлогодней клюквы. Вот это удача – довольно мелкой дробью добыть глухаря, для которого и единица бывает маловата. За высоким лесом вышли на знакомую дорогу и, сделав крюк километра в два, были уже на базе.

Вечером снова на вальдшнепа, но тяги опять нет, хотя от охотничьей базы ушли далеко, куда обычно охотники не доходят. Наконец-то долгожданное хорканье, и мой товарищ после долгого поиска находит сбитого вальдшнепа. На этом, видимо, тяге конец, ан нет, опять удача моего спутника.

Вальдшнеп налетел в штык и, сбитый, упал прямо в ноги. Отдаленный гогот гусей заставил сменить семерку на нулевку, и сделал я это своевременно. Спокойно налетевший табунок казары после наших дуплетов оставил нам пару гусей. Завтра утром домой.

В активе у меня этакое весеннее ассорти: два тетерева, вальдшнеп, селезень, глухарь, гусь и корзина сморчков, собранных на поляне недалеко от базы в перерывах между утренними и вечерними охотами.

Юрий Константинов
5 апреля 2019 в 13:17


Источник

Купить ружье или проблему: что выбрать из советских ружей

Купить ружье или проблему: что выбрать из советских ружей

Купить ружье, первое для начинающего ружейного охотника, обновить арсенал стрелку со стажем, либо приобрести новую спортивную модель для стрельбы по тарелочкам, всегда одним из главных приоритетов будет надежность и безотказность работы оружия.

ото Антона Журавкова.

Безусловно для многих будет важным престижность ружья, известность производителя, история и «биография» самого предмета покупки, если это касается эксклюзивных старых двустволок.

Понятно, что ощутить всю прелесть старого ружья, которое, как намоленная икона, несет в себе заряд энергетики, накопленный десятилетиями охоты из него, для большинства охотников мешает «толщина» кошелька, но ничто не мешает высказывать мнение, мол раньше не только трава была зеленее …, ружья выделывали тщательнее и переходили они от отца к сыну, от деда к внуку чуть ли не в идеальном состоянии.

Так ли это на самом деле?

Возможно, кто-то не согласится с моими дальнейшими рассуждениями и выводами, но некоторая надежда все же теплица, что нижеприведенный материал в какой-то мере окажется полезным, как начинающим, так и охотникам со стажем.

Конечно, сегодня предлагаемый ружейный ассортимент столь велик, что даже кратко охарактеризовать его, места на газетной или журнальной полосе не хватит. Да и мои возможности ограничены определенными моделями ружей, что прошли через мои руки или были в работе у моих близких знакомых.

Как я обозначил в начале данного материала, «продублировав» название, основная тема будет посвящена надежности охотничьего оружия, сравнения ружей ранних годов выделки и отчасти их современных «клонов».

Начну с «многострадального» МЦ21. Сейчас даже не припомню год приобретения пятизарядки, где-то в районе 70-71 годов.

Вопреки многочисленным утверждениям о качестве и надежности прежних МЦ 21-12, мой автомат имел весь перечень «задержек», на которые ссылаются современные владельцы данных ружей, приобретенных значительно позднее.

В 1981 году, по случаю, не с ТОЗа, а с ЦКИБа взял новый МЦ21, внешне «вылизанный» с аккуратной отделкой, ствол в т.н. «черном хроме». Его тоже пришлось доводить до ума, ревизия предварительного упора (разобщителя) спускового крючка.

Может мне так «повезло», но значительно позднее, данные полуавтоматы неработающие прямо из магазина были довольно редки. Хотя данный товар и «оч.умелые ручки» определенный синоним.

Очень удивляет на поздних моделях пластиковая кнопка фиксатора затвора, зачем такое «нововведение».

Перейду к самому народному тренду «ИЖ», с некоторых пор приобретшему аббревиатуру на латинице «МР». Не буду касаться самозарядок, т.к. ижевских полуавтоматов не пользовал и у моих друзей их не имелось.

А вот о вертикалке ИЖ-12, его предшественнике «ИЖ-59 спутник» и последующей «реплике» ИЖ-27, своё мнение выскажу.

ИЖ-59 ружье достаточно редкое. Тот экземпляр, что был у меня под наблюдением в ходу, скорее был улучшенной разновидностью данной модели.

Из плюсов составное цевье, верхняя часть которого крепилась винтами к стволам. УСМ оригинальной конструкции, явная удача ИЖМЕХа, любой из двух спусков работал на оба ствола, в рядовом исполнении это не практиковалось.

Не скажу, что из него очень много стреляли, но частичное разрушение колодки вывело ружье полностью из пользования.

Пожалуй, больше дифирамбов чем ИЖ-12 не прозвучало ни об одном изделии ижевского завода. Из нескольких ИЖ-ей, что «расстреливали» в нашей спортшколе «юные дарования», при довольно «варварской» эксплуатации, особых поломок не было. Пружины боевые подсаживались.

При появлении осечек на жестких капсюлях, было достаточно поменять пружины местами и о «недуге» на длительное время можно забыть. Даже у основательно разбитых бокфлинтов, при запертом затворе в общем-то болтанка не ощущалась.

Правда внешний вид и дерево цевья оставляли желать лучшего. На одном ружье ствольные трубки вышли из казенной части стволов примерно на один мм, что на эксплуатации не сказалось, но было естественно списано.

Удивительно, почему ИЖ-27 в сравнении с двенадцатым подвергся многочисленным критическим замечаниям. А если быть точным, то много нелестных слов прозвучало о его внешнем виде, в первую очередь дерева ложи и цевья.

Конечно, эстетики в двадцать седьмом много не было, но и ИЖ-12 «красавцем» не назовешь. Здесь нужно их рассматривать чисто с практической стороны. Типичные рабочие ружья. Цевьё для хвата у ИЖ-27 стало удобнее, а главное значительно прочнее, неподверженное сколам и трещинам.

Правда модели с эжекторами, при использовании некачественных гильз, могут доставить неприятности, если выбрасыватель проскочить за рант закраины гильзы. О долгой жизни вертикалок ИЖ-ей слышать не приходилось.

Подтверждение этому отсутствие «очереди» на списанные стендовые ружья ижевского производства. Хотя многие достаточно удачно выступали со спортивными клонами ИЖ-25 и ИЖ-39. Но достижения на стенде никаким образом к долговечности этих ружей отнести нельзя.

Говоря об ижевских ружьях, нельзя не сказать о качественном хромировании каналов стволов, значительно более долговечном чем у тульских ружей.

От первых отечественных бокфлинтов ИЖ перейду к обзору курковых горизонталок, ставших в последнее время востребованными у любителей охоты с подружейными собаками.

Если оставить в стороне импортные с запредельной ценой ружья с внешними курками и раритет столетней давности, то в ходу у охотников чаще всего ТОЗ БМ 16 калибра и его «переделки» основном в 12 калибре.

То, что порой с завода тулки имели горизонтальный шат при отведенном рычаге затвора, новостью не является. Как и то, что разболтанные тозовки и сегодня в строю у многих не только сельских, но и городских охотников.

Долгожительству и определенной безопасности в эксплуатации данных ружей служит не только тройное запирание на два подствольных крюка с поперечным болтом Гринера, но и металла на них «не пожалели».

Если говорить о ружьях «от деда внуку», насколько это соответствует действительности и какие ружья могут перешагнуть 100-летний рубеж или приблизиться к нему, постараюсь рассмотреть на конкретных примерах.

Тульские левши порой удивляли не только своим новаторством, но и неоправданным консерватизмом. К последнему следует отнести штучное исполнение курковой тулки для стрельбы по тарелочкам.

К выпуску курковой штучной модели МЦ9 ЦКИБ приступил в 1954 году. Предназначение – стрельба «на траншее».

Возможно, это была последняя в мире модель куркового стендового ружья, предназначенная для спортивной стрельбы. Вес 3,75 кг; длинные, не менее 750 мм, стволы; сильные – 1,25 мм чоки; диаметр канала ствола 18,5 мм. Прямая ореховая ложа.

Примерно таких параметров было и моё МЦ9. Подпружиненный передний спуск, «глухая» колодка, сверху украшенная глубокой резьбой – дубовые листья и желуди, «доски» замков и остальной метал «покрыт» английскими арабесками.

Прямая ложа с относительно тонкой шейкой, темного комлевого ореха, предавала «тяжелому» ружью, немалую толику изящества. Но больше всего «удивляло» цевье.

Длинное, объемное, как принято говорить – бобровый хвост, но не портящей общей «архитектурной» законченности двустволки. Вместо традиционной для большинства отечественных ружей, рычажной защелки, кнопка.

Но не совсем обычная, спрятанная (утонувшая) в отверстии в передней части цевья, такое устройство мне ни разу не попадалось. На стволах надпись: «слесарь Тетёркин», «гравер…» — память имени его не удержала.

Но при всем внешнем благополучии и ухоженности, ружьё шат в горизонтальной плоскости имело ощутимый. Искать «крайнего» в слесарных работах, примененных материалах или термической обработке, в силу слабых сведений в металловедении, не берусь.

Но при ближайшем рассмотрении особой выработки боковых поверхностей подствольных крюков не наблюдалось.

По-видимому (как предположение), подгонка стволов осуществлялась в первую очередь к щитку и подушкам колодки, в процессе эксплуатации больше рассчитывая на замену осевого болта, чем трудо-затратно притирать подствольные крюки.

В продолжении предложенного материала, помимо бюджетного оружия, предполагается рассмотреть, естественно в плане надежности, ряд популярных и известных ружейных брендов.

Заслуженно, а может просто по названию, причисленных к лучшему охотничьему оружию. Конечно если читателя заинтересует озвученная тема.

Юрий Константинов
15 марта 2019 в 06:11


Источник

На запрудах

На запрудах

В средней полосе нашей страны есть много малых рек с заметным течением, на которых в свое время было построено немало плотин, которые подняли уровень воды редко где более чем на три метра, что сохранило слабое течение в получившихся небольших водохранилищах. Данные водоемы стали служить не только целям мелиорации, но и для отдыха населения и, конечно, привлекли рыболовов не только летом, но и в зимнее время.

Фото: Анатолий Маилков.

К сожалению, типично речные рыбы вроде голавля, ельца или жереха встречались на запрудах только в первые годы после их образования, затем основную массу рыбьего населения стали составлять щука, окунь, плотва, уклейка и даже лещ и карась.

Очевидно, причиной этого явилось изменение гидрологического режима, постепенное заиливание и зарастание акватории, что в свою очередь привело к смене кормовой базы.

Но зато в подобных «тепличных» условиях обыкновенные окуньки и плотвички получили возможность вырастать до веса в килограмм и более, не говоря уж о встречающихся повсеместно громадных карасях, сохраняющих кормовую активность в текущей воде и в зимнее время.

Поэтому многие запруды, не «почищенные» браконьерами, приобрели высокую привлекательность для рыбалки не только летом, но и зимой, когда на большинстве малопроточных водоемов быстро наступает так называемое глухозимье.

Для успеха зимней рыбалки на запруде надо, прежде всего, представлять себе, где и какая рыба в данный период ледостава может находиться.

Так, в середине зимы, когда на отмелях с низкой проточностью станет мало кислорода из-за отмирающих водорослей, почти вся рыба сместится ближе к русловой канаве, но уйдет не далеко от границы растительности, потому что там находится основная масса корма в виде личинок, жучков и ракообразных.

Читайте материал "Самоучитель по безмотыльной ловле"

Однако и в этом случае довольно узкая зона обитания будет явно поделена между разными представителями рыбьего племени. Например, щука, как засадный хищник, встанет почти вплотную к водорослям, зачастую на минимальной глубине. Окунь же, наиболее вероятно, окажется совсем близко к щуке на очень узких полочках с твердым дном около свала в русло и на верхней границе русловой канавы.

По этой причине он чаще других местных рыб становится объектом охоты щуки. И если вы нашли скопление окуня, то попробуйте рядом поработать блесной или поставить несколько жерлиц — хищница, как и летом, обычно «пасет» стоянки полосатого.

Плотва же более подвижна, но самая крупная занимает весь свал в русло, в самой же русловой канаве обычно клюет мелочь, а также пескарь и ерш. Когда начнется весеннее таяние снега с усилением течения в русловой зоне, именно крупная плотва зачастую уходит в гущу подводной растительности, которая уже будет промываться свежей водой.

Здесь ее и придется ловить, когда глубина под лункой лишь ненамного превышает высоту тела рыбы. Лунок понадобится делать много, поскольку необходимо находить окошки чистой воды среди водорослей.

 

Фото: Анатолий Маилков.

На каком участке довольно протяженного водоема, чем и как ловить? Прежде всего, в начале зимы рыбалка сосредотачивается вблизи плотины — здесь и лед надежнее, и рыба концентрируется в более глубоких местах, тем не менее, соблюдая отмеченную выше «зонность». Ближе к середине зимы, когда лед окрепнет и на ощутимом течении, рыба массово сместится в среднюю и верхнюю часть запруды, а у плотины явно наступит глухозимье.

Читайте материал "Гениальная простота"

Когда весной пойдет под лед талая ледяная вода, а верховья размоет, разная рыба временно скопится около плотины, но в основном займет широкие «карманы» с боков от нее, где почти нет течения. Верх она двинется уже по мутноватой и немного прогревшейся воде, но к тому времени рыбалка со льда на подобных водоемах завершится.

Основной снастью ловли на зимних запрудах наиболее распространенных здесь плотвы и окуня служит удочка с мормышкой. Поскольку на водоемах подобного типа крупная рыба питается преимущественно естественным животным кормом, то наиболее эффективно ловить ее на имитации в виде «нимфы» или чертика, хотя со снижением активности рыбы к середине зимы неплохие результаты дает и правильно подобранная мормышка с мотылем.

Правда, крупные трофеи на приманку с мотылем попадаются редко, если не считать леща и карася, которые встречаются и вообще клюют не везде. Самое главное, что относится и к ловле с насадкой, и без нее, это размер приманки.

Замечено, что на запрудах, населенных, как правило, очень сытой и оттого капризной на поклевку рыбой, успех рыбалки определяется предельно малой по размеру и весу приманкой. Надо подобрать для данного места такую, чтобы она достигала дна, но ее бы немного течением сносило вниз от лунки.

Соответственно, и удочка должна быть оборудована чутким кивком, позволяющим гармонично, без сбоев, играть легкой приманкой, а жесткость пластины кивка соответствовать не только весу мормышки, но и давлению потока на леску.

Главным техническим приемом зимней ловли на запрудах без насадки будет медленная проводка приманки от дна невысоко вверх с равномерной игрой, поскольку даже на слабом течении рыба придерживается придонного уровня.

Часто при ловле на чертика или «нимфу» поразительный результат дает просто замедленный подъем приманки от дна вверх — этот технический прием обычно называют потяжкой и он хорошо работает на разных водоемах, особенно при ловле плотвы и леща.

Читайте материал "Густера в разных условиях"

Когда в дело приходится пускать наживку, чаще всего в виде мотыля, особенно при ловле окуня в глухозимье, то тут приемов работы со снастью тоже немало. И все же основной будет ловля со дна или около самого дна. Тут полезно пошевелить приманку на грунте или постучать ею по дну, а затем сделать пару активных проводок.

Если поклевки не последовало, нужно снасть поставить стационарно, но так, чтобы мормышка с мотылем едва касалась дна — установка в натяг. В этом варианте окунь, как и плотва, обычно берет на подъем, медленно поднимая кивок вверх.

 

Фото: Анатолий Маилков.

Надо под конец еще отметить, что запруды очень выручают рыболовов при зимнем ненастье, поскольку здесь почти всегда удается за очередным поворотом спрятаться от ураганного ветра под защиту береговых ветел и кустарников.

Кроме того, тут и лед немного тоньше, чем на других водоемах, да и рыбу намного комфортнее ловить с малой глубины, чем в морозное глухозимье вымучивать невзрачного подлещика с десяти и более метров на обширном водохранилище, а потом по глубокому снегу долго и трудно возвращаться на берег.

НЕ ПУГАЙ РЫБУ!

Чтобы не распугать рыбу на таком мелководье и не засветить место, сверлить лед надо не спеша, с минимальным шумом, лунки от ледяной шуги не очищать прокачиванием ледобуром. Сделав одну лунку, проделывают в ледяной шуге тонкой палочкой отверстие для пропуска приманки и начинают ловлю.

Если тут много травы, не дающей ловить, или явно нет рыбы, эту лунку засыпают и сверлят новую. Таким образом, находят несколько рабочих лунок, на поочередном облове которых и строится вся дальнейшая рыбалка.

Кстати, подобной тактики поиска рыбы и техники сверления лунок следует придерживаться и на основной акватории запруды, поскольку и здесь глубина небольшая.

Читайте материал "Три выстрела — три зверя"

И вблизи русла лунок тоже надо много, чтобы найти ряд рабочих. Рыба и здесь клюет не везде, необходимо находить буквально точки, где на дне есть коряга, бугорок, камень, пенек или какая-то иная особенность.

Анатолий Маилков
15 марта 2019 в 05:59


Источник

Вкус и польза малого

Вкус и польза малого

…Как-то пришлось гостить мне у друга на даче. Понаблюдал я за огородными хлопотами хозяев, помаялся и соорудил из клена удилище, потом выпросил у соседа кусок лески и маленький крючок. Примостившись на камешке в тихой заводи, я за час натягал штук двадцать крохотных плотвичек и карасиков. В общем, развлекся.

Фото: Владимир Супруненко.

Хозяйка, увидев улов, возрадовалась: «Кошке в самый раз будет». Однако во мне вдруг проснулся кулинарный азарт. Я решил сотворить из мелочи некое блюдо.

Еще не знал какое. Но чувствовал: должно получиться что-то деликатесное. Впрочем, досталось и коту. Через полчаса он со смаком, как ребенок чипсами, хрустел маленькими головками.

Я же аккуратно стал разрезать тушки на две половинки, выковыривая ножом хребты. Получилась приличная горка рыбных заготовок. Перемешав с мукой, я обжарил их на сковороде. Потом стал добавлять овощи, которые мне любезно предоставили мои друзья-огородники. В дело пошли кабачки, лук, сладкий перец, морковь, помидоры. Все это минут десять жарилось-тушилось вместе с кусочками рыбы. Напоследок я разбил в блюдо четыре яйца. Чего мелочиться.

Впрочем, мелочиться как раз и стоило – именно рыбья мелочь и сыграла основную роль в блюде. «Мелочь, а приятно. Рагу на пять с плюсом», — сказала хозяйка, когда сковорода была торжественно водружена на стол. Так родилось название блюда – «мелочное» рагу.

Читайте материал "Вьюны и прочие"

Рыбная мелочь не в почете у рыбаков-профессионалов. Да и любители часто брезгуют «мелким» уловом. Даже рыбоуды-оптимисты чаще всего скармливают его кошкам. Вот я, оглядываясь на свой рыбацкий и путешественный опыт, о котором писал уже не раз, хочу выступить в защиту малого. Не только, кстати, улова. Даже найти и четко обозначить в малости… немалую пользу. Так и решил назвать статью.

«Крохоборами» называют тех, кто живет крохами (в том числе часто и с чужого стола), по крохам и жизнь свою меряет. Это касается всего, что окружает нас. Нам всегда и всего мало. Малость воспринимается, как порок, недостаток, нищета. Это клеймо неудачника, не сумевшего обставить себя и свою жизнь большим количеством разных благ.

Мои скитания по разным землям и странам заставили несколько по-другому посмотреть на «крохоборческое» отношение к жизни.

Ну, во-первых, многого с собой и на себе не унесешь. И в рюкзаке за спиной, и на багажнике велосипеда, и в лодке умещается ровно столько, сколько необходимо для походной надобности. В-третьих, человек, не обремененный вещами, легок на подъем, при необходимости быстро, может, и с сожалением, но без потерь покидает обжитое место, легко осваивается в новой среде, не колеблясь со своим нехитрым скарбом следует по пути, начертанным ему дорогой и судьбой.

Одна соломинка, одна капля, один глоток, одна краюха хлеба, один (часто последний!) шаг к вершине, одно приветственное словцо (а больше на чужом языке и не знаешь) – часто это суть (а нередко и смысл!) походных будней.

С этой малостью быстро сживаешься, к ней привыкаешь, принимая нередко даже за норму бытия, его основу. И что самое удивительное: думаешь, что по-другому и быть не должно, испытываешь при этом удивительное спокойствие, удовлетворение и даже наслаждение.

Тот же глоток воды. Он нередко способен вообще поменять взгляд на жизнь. По крайней мере, вкус влаги чувствуется гораздо острее, интереснее, правдоподобнее.

Недаром дегустаторы смакуют капли вина, чтобы по достоинству оценить его букет. Чего мало, то и в диковинку. Вкуснее, уж точно.

Читайте материал "Ягодка красна — уха сладка!"

Вспоминаю свой сплав по Енисею. Меню моих перекусов на воде, береговых привальных трапез, гостевых застолий без рыбы не обходилось. В самом разном качестве и виде. Даже сыром. Никогда не думал, что можно пойманную рыбу тут же отправлять в рот. На Енисее этим никого не удивишь.

Речь о тугунке, маленькой, похожей на верховодку рыбешке (вкусом она напоминает селедку), которую ловят бреднями и едят свежей, слегка присолив. Этот своеобразный деликатес на все застольные случаи: это и быстрый перекус на рыбалке, и закуска после первой праздничной рюмки, и неторопливая будничная трапеза.

Утром под горячий кофе (его я готовил прямо в лодке, используя консервную банку и сухой спирт) я наслаждался бутербродами с тугунком. Обезглавленные серебристые тушки, аккуратно и красиво разложенные на слегка смазанном маслом хлебном ломте выглядели поистине царской закуской.

Как-то накануне новогоднего застолья мы с соседом возвращались после зимней рыбалки. Улов оказался совсем смешным – четыре или пять совсем уж мелких «белявок». Шутки ради я предложил своему напарнику поломать голову над тем, как их можно подать гостям. Он лишь отмахнулся от меня. Я не стал настаивать и решил сам справиться с этой кулинарной проблемой. Переступив порог дома, «вывалил» улов перед женой и выдал: если взять пять ломтиков хлеба, тонко намазать их маслом, а сверху на каждый положить поджаренную рыбку…

Жена оценила мой рецепт, однако поступила по-своему. Посредине праздничного стола стояло блюдо-ассорти, на котором было всего понемногу. Среди прочих закусок весьма красиво и деликатесно смотрелись и пять поджаренных рыбешек. Первую рюмку гости, не сговариваясь, закусили именно ими.

Есть множество других вкусных, питательных и сытных «тюлькиных» рецептов.

В рыбных странах, скажем, популярны самые различные рыбные салаты. У нас же больше принято рыбу потреблять в ухе или жареную на сковороде. А если уж по примеру какой-нибудь телевизионной кулинарной дивы и сотворяют рыбные салаты, то в ход идет в основном заморская рыбешка.

А между тем можно приготовить неплохой салат из той же обыкновенной тюльки. Мелко режется капуста и лук, на терке натирается морковь. Перемешивается с добавлением уксуса. К этому добавляется мелко порезанная соленая тюлька (предварительно освобожденная от голов и внутренностей).

Можно смешать с майонезом или растительным маслом. Неплохо смотрится (и естественно потребляется!) обработанная и украшенная зеленью тюлька и на масляном бутерброде.

А знаете ли вы, что из тюльки можно приготовить отличную рыбную икру. Два стакана томатного сока и 1 стакан манки сварить и остудить. Затем берем поллитровую банку тюльки, отрываем головы и хвосты, пропускаем через мясорубку вместе с одной луковицей. Добавить подсолнечное масло и хорошо перемешать.

Читайте материал "Паштет из плотвы"

В Турции в меню многих ресторанчиков значится такое блюдо, как «хамси тава». «Тава» — это сковорода, а «хамси»…в общем-то всякая мелкая рыбешка: хамса, тюлька, анчоус, корюшка. Просто пожарить на сковороде мелюзгу несложно, а вот для приготовления «хамси тава» уже требуется и навык, и кулинарная сметка.

Суть рецепта заключается в том, что обезглавленные и вываленные в муке тушки выкладываются на сковороде кругом, хвостиками внутрь. Получается симпатичный рыбный цветочек. При этом непременное условие: тушки должны быть плотно прижаты к друг другу, как бы даже накладываться одна на другую. При жарке они слипаются, образуя что-то вроде рыбного коржа. В традиционном турецком рецепте я насчитал до сорока рыбешек в блюде. Стоит, кстати, оно не дешево – больше пяти долларов.

Однако в нашем славянском варианте (а я не сомневаюсь, что и у нас найдутся любители этого блюда), используя мелкую верховодку, плотвичку, красноперку, количество тушек-«лепестков» в этом рыбном цветочке может варьироваться.

Чтоб корж был более плотным и крепким, его во время жарки время от времени придавливают дощечкой. Можно для крепости сцепления тушек смазать их яйцом.

Чтоб сохранить корж во время переворачивания в целости и сохранности, он сначала накрывается плоским блюдом, потом сковорода резким движением переворачивается и слипшийся круг рыбы оказывается на плоскости блюда. С него уже корж аккуратно ссовывается обратной стороной опять на сковороду.

В инструментарии турецких кулинаров для снятия подобных блюд со сковороды существует специальная широкая лопаточка-совочек.

Путешествия научили меня (учат и до сих пор, причем с возрастом смысл постигнутого, превращаясь в опыт, приобретает все большую значимость и насущность) очень серьезно и ответственно относится к той малости, что имеешь. И извлекать пользу, и уважать ее, и ценить.

В словацких Карпатах «борщом» называют блюдо, которое готовят из той малости, что в неурожайный год удается наковырять на огороде. До этого я считал, что борщ — это олицетворение богатой южной природы, щедрой на огородные дары. Оказалось же, что в горах это блюдо готовят не от хорошей жизни. В результате получается пусть и не наше пахучее украинское варево, но все же вполне сытная аппетитная еда.

Читайте материал "Спинка косули по Баден-Баденски"

Как-то я отправился в Подмосковье на сбор ягод. Рассчитывал на солидную добычу черники, однако пришлось довольствоваться жалкими пригорошнями.

Поневоле до кучи с куста по ягодке, по щепотки с полянки стал рвать бруснику, голубику, ежевику – за полдня едва литровая баночка набралась. Слезы, а не добыча. Тогда мать и предложила соединить их с яблоками, которых, правда, тоже было негусто. Мы стали их мелко крошить и смешивать со скудной ягодной добычей. И что же?

Получилось варенье даже более ароматное, чем то, которое в прошлом году варили из одних лесных ягод.

Также я нередко поступаю в неурожайный на грибы год. Хоть каким бы сьедобным грибом не назвался, а все равно полезай в кузов. Из смеси самых разных грибов (среди них попадается даже парочка молоденьких трутовичков) и огородных овощей выходит отличная жарянка или грибная икра.

Корми, Бог, малым. У разных народов приходилось этому учиться. Европейские рыболовы часто, пресыщенные достижениями цивилизации и скукой родных берегов, отправляются на край света, чтобы…скажем, поймать большую, ну очень большую диковинную рыбу.

Таковая, конечно, водится в океане. Однако наряду с добычей многокилограммовых тунцов и барракуд население тропиков вполне довольствуется и мелкой рыбешкой.

Сидит азиатский рыбачок под воткнутым в песок зонтиком возле какой-нибудь полувысохшей речушки, скорее похожей на сточную канаву. На безмятежном, продубленном солнцем и ветрами лице рыбоуда, который вцепился в корявую ветку, что служит ему удилищем, трудно прочитать хоть какую-то мысль – он то ли медитирует, шепча про себя молитву, то ли занимается йогой, изображая рыбацкую позу, то ли предается мечтаниям.

Но вот он выдергивает из серого илистого русла покрытого слизью головастика. И вмиг морщины на лбу рыболова превращаются в осмысленную вязь, а в глазах зажигается азартный огонек – есть улов, значит будет и ужин.

Хоть на каждого едока по рыбной козявке, и то — пожива, и то – радостное событие, утеха для желудка и души.

Любое действие пусть с ничтожным, но успешным исходом – мимолетное счастье сегодняшнего дня. Таков Восток. Для индуса, непальца или шриланкийца нет бросовой никчемной рыбешки. Всякая рыбка хороша, коль в сетке застряла или на удочку пошла. Впрочем не только на удочку.

Местные жители весьма поднаторели в добыче рыбной мелочи. Иногда довольно оригинальными способами. Скажем с помощью стаканов, флакончиков, различных кувшинчиков. Их привязывают к веревке, наливают специально приготовленную из риса болтушку и закидывают в водоем. Через некоторое время вынимают улов.

В Непале я был свидетелем того, как старушка, сидя возле ручья, вода в котором не доставала мне и до щиколоток, ловила шустрых мальков, разбросав по дну тарелки, накрытые марлей. Через отверстие в ткани рыбки, попадали внутрь.

Время от времени старушка, кряхтя, обходила ловушки и ссыпала улов (две-три малявки на тарелку) в ведро. К подобному способу ловли во время путешествия я не прибегал. Однако запомнил, авось пригодится. Не в Непале, так на берегу родного Днепра или подмосковного прудика.

Читайте материал "Пескарь жареный — очень вкусная рыба"

Множество благ, громадье дел, ворох планов – это часто несвобода, опасность, суета, мусор; малая толика нужных и приятных вещей, малость, которую можно быстро пересчитать, обозреть одномоментно, пощупать, взвесить – простота, порядок, чистота, сердечность, простор, гармония. Выбор за человеком (человечеством?)

Лучше в малом, да удача, чем в огромном, да провал. Это не значит, что не надо стремиться к большому и большему (естественно не только в добыче рыбной живности), остановиться в мечтах и порывах и довольствоваться малым. Просто не стоит разочаровываться малостью добытого, мелкостью собранного, скудостью выращенного, ничтожностью познанного.

Всегда по силам и уму каждому есть возможность в капле воды увидеть мир, а разглядывая и изучая плотвичку, окунька, ротанчика, какого-нибудь головастика, представить жизнь подводного царства.

В конце концов соединить две (три, четыре и больше) малости. Понятно речь и о совсем крошечных рыбных тушках. И в результате получить и количество, достаточное для удовлетворения главных жизненных потребностей, и новое качество, способное и насытить, и удивить, и возвысить. Из многих малых выходит одно большое. Из рыбной мелочи, умело приготовленной, получается большой котел наваристой ухи, из крошечных разноцветных мальков – огромный красивый аквариум.

Маленькая добычка, да большой бережь — век проживешь. Причем без забот и ненужных терзаний.

Одна рука в меду, другая в патоке, а в итоге две полные пригоршни сладости. Щепоть с грядки, корешок из лесу, травинка с поля, чешуйка с реки, и уже есть, что положить на зуб (и не на один!), из чего сотворить столь необходимый запас.

Собственно умение соединить крохи и капли, приспособить любую малость к своим насущным нуждам, органично вплести ее в узор твоего бытия и есть способность творения жизни не по чьему-то образу и подобию, а исключительно по потребности и достаточности своей природы.

Читайте материал "Заяц по-простому"

Лучше синица в руке, чем журавль в небе. Лучше карасик или пескарик на крючке, чем сом в глубоком темном омуте или кит в океанских глубинах.

Впрочем, о сомах и китах помечтать не вредно. Но только помечтать.

Владимир Супруненко
15 марта 2019 в 06:10


Источник

Окунь больших водоемов — как поймать

Окунь больших водоемов — как поймать

Когда проходят крещенские морозы, начинается сезон, который принято называть глухозимьем. Это понятие настолько же условно, как «первый» и «последний» лед. Окунь не очень желает клевать уже с конца декабря, но дело даже не в его активности, а в условиях, в которые попадает рыболовов на февральском льду.

Фото: Андрей Яншевский.

После снегопадов, когда солнце еще не дает достаточно тепла, передвигаться по льду и сверлить в нем лунки физически тяжело.

Переменчивая погода давит, а вялая рыба оставляет не очень много шансов на то, чтобы настроение рыболова к концу рыбалки резко улучшилось.

Хочется не то чтобы улова, с которым не стыдно покрасоваться, а поклевок рыбы.

Окунь как раз одна из таких рыб, при ловле которой в феврале можно и увидеть побольше поклевок, и наловить на сковородку.

Понятно, пруды, мелкие карьеры и маленькие реки сейчас как место ловли окуня даже не рассматриваются. Здесь жизнь замерла. Окуня в большинстве случаев можно ловить, но только живцового размера.

Как правило, на прудах существует несколько точек, в которых окунь зимует, по аналогии, например, с карасем. Если знать такие точки, которые из года в год остаются неизменными, то весьма удобно пользоваться их «услугами» для заготовки выносливого живца нужного размера.

На больших реках ловля сводится к поиску точек стоянок рыбы по заливам и глубоким старицам. На больших озерах, таких как Валдайское или Велье, или на водохранилищах, среди которых мне больше нравятся Химкинское и Истринское, окунь клюет в течение всей зимы.

Читайте материал "Как быстро сохранить мясо для пива"

Просторы больших озер пугают, но только тех, кто приезжает сюда пару раз в году. Местные рыболовы хорошо знают районы, где стоит на зимовке та или иная рыба, в том числе и окунь с пиявками на брюхе и голове. Никуда он не мигрирует, а бегать по просторам — удел начинающих.

Другое дело, что окунь сейчас вялый, питается редко и ждет, когда еда заплывет в рот сама. С мелким и очень мелким растущим окунем намного проще, но и сейчас наловить три десятка окуньков, бегая с блесной по большой акватории, удается весьма редко.

ВРЕМЯ ПОПРОБОВАТЬ ПОЙМАТЬ КРУПНОГО

Может показаться странным, но я именно в феврале целенаправленно иду на водохранилище конкретно за окунем с надеждой на то, что в знакомом месте удастся соблазнить парочку весомых трофеев. В качестве снасти у меня с собой только мормышки в двух вариантах.

Для ловли на рассвете, когда крупный окунь поднимается из глубины к берегу и его можно поймать в течение буквально часа, я использую безнасадочные мормышки, небольшие по размеру, с одним небольшим кембриком на цевье крючка. Цвет таких приманок серый или латунный. Нужно отметить, что в отдельных водоемах, кроме утренних набегов в прибрежную зону и на бугры, окунь проявляет активность и около четырех часов вечера вплоть до захода солнца.

 

Фото: Андрей Яншевский.

Важно, что я предпочитаю использовать мормышки с «лыской», из вольфрамового сплава и плоские мормышки из латуни. На крючке плоской мормышки не должно быть ни кембрика, ни бусинки, иначе она перестанет играть. Крючок можно покрасить.

Читайте материал "Зловредная тина"

Утренняя ловля скоротечная и непредсказуемая. Например, на Химкинском водохранилище у меня есть несколько точек, в которых были поимки «заладошечных» окуней в прошлые годы с глубины полтора метра.

В такой точке я делаю одну лунку и пробую ловить в течение не более десяти минут, после этого иду к другой точке. Когда рассветет и наступит хмурый февральский день, я перемещаюсь на глубину и беру другую снасть, но тоже с мормышкой.

Отличительная особенность «глубинной» снасти в ее исключительной тонкости: леска не толще 0,1 мм, очень чувствительный кивок из лавсана или щетины и мормышка, предназначение которой лишь в доставке наживки ко дну.

То есть мормышка маленькая, а насколько маленькая, зависит от глубины, материала, из которого она сделана, и от терпения рыболова. Здесь действует известное правило: дольше опускаешь — быстрее вытаскиваешь.

Игра от мормышки не только не требуется, но и вряд ли возможна. При глубине несколько метров трение лески о воду настолько велико, что мормышка весом 0,15 г играть не будет. Играет кивок, но не сама мормышка.

Но нет смысла переживать, ведь игра в привычном понимании и не нужна. Мормышка выполняет роль огрузки: в ней совмещены крючок и грузило для повышения чувствительности снасти.

Странно, но на большой глубине, при плохой освещенности цвет даже самой маленькой мормышки, по мнению не очень уверенных в собственных действиях рыболовов, может играть значение. Я считаю, что рыболов должен сам выбрать цвет, который ему нравится, и в дальнейшем уже не отвлекаться на размышления по этому поводу.

Ловля на глубине предполагает обязательное использование прикормки в виде мотыля. Это очень важный вопрос. Дело в том, что мотыль на крючке должен быть из той же коробки, что и мотыль на прикормку.

Наживка на крючке отличается от лежащей на дне прикормки тем, что она более подвижна и заметна. Задача рыболова в том и состоит, чтобы шевелить приманку, постукивать по дну, медленно приподнимать на несколько сантиметров и так же медленно возвращать на дно.

То есть удочка почти всегда находится в руке, тем более что поклевка может случиться в любой момент, и она будет весьма осторожной.

Читайте материал "Кедровка издает жуткие звуки"

Должен отдельно отметить, что бывают такие случаи, когда именно крупный для данного водоема окунь предпочитает более крупного мотыля на мормышке, чем тот, что в прикормке.

 

Фото: Андрей Яншевский.

Лично я отдаю предпочтение мормышкам с вытянутой формой тела, а именно капелькам и овсинкам. Во-первых, у капельки больше боковое сопротивление при движении в воде и она меньше вращается вокруг вертикальной оси, то есть обладает более устойчивым положением во время движения.

Во-вторых, ее удобнее держать в руке во время насаживания мотыля и при освобождении крючка из пасти окуня.

Февраль не самое лучшее время для того, чтобы изучать рельеф незнакомого водоема. С другой стороны, ходить по «старым» лункам — занятие еще более бесперспективное. Даже на хорошо знакомом «домашнем» водоеме искать окуня приходится настойчиво в местах с бровками, буграми, на косах и их окончаниях.

Для дневной ловли нужно замечать по навигатору глубокие поливы. Не знаю, по какой причине (может быть, это мой личный таракан в голове), но крупный окунь на подмосковных водохранилищах и озерах Новгородской области, которые я чаще других посещаю, любит пятиметровую глубину.

Это может быть нижняя бровка, полив, широкая площадка на склоне или даже «горка» среди валдайских глубин.

ВРЕМЕНИ НА ПОИСКИ С НУЛЯ СЛИШКОМ МАЛО

Крайне важна тактика ловли, которая строится исходя из количества перспективных мест и точек. Например, я с детства помню расположение парочки окуневых мест на озере Велье с каменистыми грядами на дне, но прежде чем приступить к рыбалке, приходится делать между ними выбор.

Причина в том, что эти точки расположены приблизительно в восьми километрах друг от друга. А вот на Химкинском водохранилище есть тоже две очень хорошие точки на поливах с глубиной 5–6 метров, расстояние между которыми всего 300 метров.

Практика показывает, что даже при такой незначительной дистанции разбрасываться не нужно, приходится пытаться ловить с «закладом» на какую-то одну из этих точек. Причина все та же: времени мало, и все нужно сделать оперативно.

В известном районе я делаю 4–6 лунок на дистанции от 4 до 10 метров, что зависит от рельефа. Глубина под лунками практически одинаковая, и прикармливаю я их одинаково.

Читайте материал "На рыбалке с «водоглазом»"

По совершенно необъяснимым причинам к одним лункам окунь подходит и ловится там, а к другим, на первый взгляд точно таким же, не подходит. На следующий день или даже во второй половине дня картина меняется.

Не нужно кормить много. Спичечного коробка мотыля, опущенного с помощью небольшой кормушки точно под лунку, вполне достаточно.

 

Фото: Андрей Яншевский.

Очень важно опускать мормышку с мотылем в лунку аккуратно и без лишних движений. Последние полметра до дна приманка должна медленно или очень медленно падать. После достижения мормышкой дна нужно сделать длительную паузу секунд на двадцать или даже тридцать.

Далее я очень медленно, без игры, поднимаю мормышку на 3–5 сантиметров и бросаю ее в свободное падение. Так можно сделать раз пять. Если поклевки нет, то я начинаю плавно поднимать и опускать кивок с целью раскачать легкую мормышку. На это уходит минуты три.

То есть на подход к лунке тратится не менее десяти минут. На первую проверку пяти-шести лунок — час. Хорошо, если хоть в одной лунке была эффективная поклевка достойной рыбы, тогда можно продолжить, и весьма вероятно, удастся поймать еще пару рыб.

За полчаса до окончания ловли стоит попробовать половить в соседних лунках. В том случае, если при первом обходе лунок поклевок не было, нет смысла выжидать.

КОГДА ОКУНЬ ПОКИДАЕТ СТОЯНКУ

При смене погоды окунь может подняться выше, переместиться ближе к бровке или даже выйти на отмель. В такие дни крупного окуня очень вероятно обнаружить перед заходом солнца на прибрежной отмели или на верхней бровке прибрежной ямы.

Читайте материал "Эскизы весеннего льда"

Бывают дни, когда он стоит над ямами, но непосредственно подо льдом. Искать причину этого явления, чтобы прогнозировать, на каком горизонте ловить окуня, дело неблагодарное.

Если нет поклевок у дна, то нужно методично проверять наличие окуня и в полводы, и подо льдом.

 

Фото: Андрей Яншевский.

Когда наступают такие моменты, прикармливание приходится вести в два этапа. Сначала лунку прикармливают с помощью маленькой кормушки, мотыля кладут на дно. Если окунь ловится после прикармливания у дна и не поднимается за мормышкой, то кормить больше не следует.

Но если окунь хватает приманку даже в 30 сантиметрах от дна, то имеет смысл постоянно подбрасывать сверху в лунку по несколько штук мелкого мотыля. Как подтверждает практика, если мотыль не замерз, то он успешно доходит до пятиметровой глубины меньше чем за минуту.

Окунь после появления падающего сверху корма, возможно, будет подниматься все выше и выше от дна, но это и хорошо. Как показывает практика, рыба, поднимаясь от дна за прикормкой, становится более активной. Игра мормышкой в этом случае нужна более энергичная, с плавным подъемом.

Легкую мормышку нужно заменить на более тяжелую с активной игрой. Чем выше от дна происходят поклевки, тем больше смысла попробовать ловить без насадки. В крайнем случае мотыля можно заменить на «репейника».

ВЕЧЕРНИЙ ВЫХОД

Чем длиннее становится день, тем актуальнее вечерняя ловля. И окунь все чаще ловится около береговой бровки. Однако вечерний клев кратковременен, но самое главное — меняется его характер.

Очень хороший результат может получиться, если рыболов утром или в течение дня заранее кинул в лунки на отмели щепотку мелкого мотыля. Сначала из лунки извлекаются несколько мелких окуней, а затем следует поклевка более крупного. Причем такая поклевка может быть всего одна.

Не менее часто происходит так, что среди десятка лунок с постоянно клюющим мелким прибрежным окуньком находится одна или две, в которых поклевок нет. Однозначно, в этих лунках есть крупняк, и задача состоит лишь в том, как его соблазнить на поклевку.

Читайте материал "Моменты зимней рыбалки"

Когда поклевки на глубине одного-двух метров заканчиваются, что происходит с наступлением сумерек, стоит проверить лунки с глубиной менее полуметра. Здесь также есть вероятность поймать несколько единичных окуней достойного размера. И один-единственный крупный окунь даст возможность почувствовать себя чемпионом.

Андрей Яншевский
13 марта 2019 в 12:00


Источник

Яндекс.Метрика